събота, 28 февруари 2015 г.

Откъс от разказа ми "Планетата Земя е тъжно-синя", преведен на руски език



Отрывок из рассказа „Печально-голубая Планета Земля”:



Часть третья: О Вселенной...

“Planet Earth is blue, and there’s nothing I can do…”
(в переводе с английского: „Планета Земля голубая (в переносном смысле – печальная), и ничего я не могу сделать...”
(Дэвид Боуи, “Space oddity”)

Когда корабль вышел на орбиту, и Алёша увидел впервые Землю со стороны, у него перехватило дыхание. Он так сильно был взволнован... Был поражен ее красотой, ее уникальным видом: единственным и неповторимым во всей необъятной Вселенной! Конечно, он видел ее такой на спутниковых фотографиях, но сейчас это было совершенное другое и настоящее ощущение, когда он увидел ее собственными глазами... Слезы хлынули из глаз его и полетели в пространство, полной невесомости, как жемчужины, как совершенные маленькие сферы конденсированного чувства...
Он смотрел на нее через иллюминатор: на нашу праматерь, голубую прелестную планету Земля, собравшую в себе, как в шкатулке для драгоценностей, бесконечность человеческих эмоций и ума, радости и скорби, счастья и печали, уныния и даже скуки... Собравшая в себе этот уникальный и бесценный дар – Жизнь, в ее самых разнообразных проявлениях... И она выглядела такой безнадежно одинокой среди черной бездны Космоса, окружавшей ее со всех сторон.
В его глазах она казалась ему бесценным сокровищем, которое словно было забыто или брошено в холодную пустоту бесконечности неизвестным владельцем... Или своим Создателем... Подобно красивой драгоценности, украшающей “лацкан” Вселенной... Или как бабочка, прикрепленной невидимой иглой на бархатной Бесконечности, чтобы украшать ее... И познавать.
Он смотрел на нее, и не мог поверить, что действительно отделяется от нее... Так мало людей видят свой «дом» именно таким образом – издалека... И его неземную красоту. Нет, человек не может осознать ее полностью, пока он там, внизу... Не может увидеть ее и почувствовать в полной мере, если не уйдет вдаль и не посмотрит на нее со стороны...  Не может осознать в полной степени, без необходимой дистанции, без космической перспективы, уникальность Земли... Как и одиночество человечества. Теперь он представлял себе, как, наверное, чувствовал себя Гагарин – первый человек, увидевший Землю именно таким образом в не столь далеком 1961 году...
В этот его первый день в Космосе, первый и неповторимый в его жизни, Алёша понял, что, если смотришь на Землю на расстоянии, она излучает только мир и бесконечную красоту... Она вызывает глубокое и трудно передаваемое ощущение чуда, по мнению всех счастливцев, видевших ее с этой перспективы – с "точки зрения Бога", как сами они выражаются... О живом чуде. Излучает хрупкость, ранимость, вызывает эмоцию, которая не подлежит описанию. Со всеми миллиардами людей, живущих на ней, которые, однако,  незаметны с этой перспективы – только наблюдающий Землю человек знает, что они там... И, несмотря на все конфликты, некрасивые страсти и страдания любого рода и порядка, Земля продолжает излучать только красоту, только мир, только... чудо. И вызывает эмоцию, которая является таким светлым чувством:  одновременно преклонением перед чудом, любовью, чувством благодарности и ощущением смысла, и благословением человечества. И многое другое... Не передать словами. Алёша чувствовал, что все другие эмоции, переживания и стремления людей (ежедневные, откровенно уродливые или отрицательные) просто "сгорают" в атмосфере, как в ней сгорают более мелкие метеориты, которые летят к Земле; и единственная человеческая эмоция, которая "прорывается" дальше, за пределами горизонта, – это чувство любви. Оно тоже сгорает в собственном огне и очищенное до совершенства, словно через фильтр "дистиллированное", приобретшее огромную силу и невыразимое величие своим этим "прорывом" выходит за пределы… Достигает Бога. Или кто бы ни был, кто имеет возможность увидеть, наблюдать и ощутить излучение планеты Земля с расстояния. Именно оно, в конечном счете, как единственно выжившее и прорвавшееся через атмосферу, создает образ и излучение Земли. Излучение, в котором "встроены" чувства, стремления, страсти, боли и грезы родителей и детей, миллионов земных домов и семей, влюбленных пар и одиноких людей... Излучение, рожденное расставаниями и объятиями близких в том или ином роде людей, в аэропортах, вокзалах и на перекрестках...
Оно поднимается вверх, соединившее общей "нитью" все ниточки – каждое отдельное, но чистое и сильное чувство любви, которое испытывает и транслирует  каждый среди миллиардов жителей Земли, который любит в данный момент. И кто любим. И становится похожим на единое послание - единственное единое послание, транслированное всем человечеством и "прорвавшееся" за горизонт, за пределы земной атмосферы. Послание, которое придает облик Земле. А Послание – это простое и мощное "ЛЮБЛЮ ТЕБЯ"... И, возможно, оно крепит ее не развалиться, оно поддерживает Жизнь на ней и надежду, что человечество будет существовать и в будущем… Возможно, оно придает силу и так хрупкой атмосфере, которая единственная защищает нас от вакуума и смерти, от небытия Космоса. Это послание является своеобразным письмом людей к Богу, которое он "читает" каждый день и каждую ночь, каждый час, каждую минуту и секунду, потому что оно постоянно обновляется... Нами. Всеми нами, которые любят. И, возможно, именно из-за него, в конечном счете, жизнь на Земле продолжается день за днем и каждую ночь... Минуту за минутой и секунду за секундой. Может быть, это и есть причина, почему мы есть на самом деле. И чтобы Земля продолжала вращаться. И так как ни Богу нужно "читать", и не все люди, которые любят по-настоящему и чисто, могут читать и писать – это письмо человечества к Богу находится за пределами слов. "Написано" оно без слов, на вечном языке, на котором люди могут общаться между собой и с Богом: через веру и любовь, которые они способны испытывать. Поэтому оно не может сгореть, а пребудет... Оно не написано, а транслировано напрямую из сердец людей... Людей, которые любят. И каждый больше или меньше, в прошлом или сейчас, вносят свой вклад в это послание. Некоторые оставили целые длинные абзацы (как из романа Достоевского), другие – несколько строк, третьи – только одну строку, четвертые – одно короткое предложение из нескольких слов, пятые – только одно-единственное слово, шестые – только одну букву, искаженно и неуверенно написанную, словно первоклассником, который только что начал учиться писать... Но, в конце концов, почти нет людей, которые остаются "не расписавшись" в послании. И в этом вся магия. Чудо. То, которое ощущают космонавты, "немногие счастливчики", как они сами себя называют, когда посмотрят на Землю с космической перспективы. На просторах вакуума это наша маленькая жемчужина, несущая Жизнь. И излучающая Любовь... Это общечеловеческое послание, верил Алёша, является единственным, хрупким, но и более крепким всего остального, основанием всех нас быть... Которое люди пишут каждый Божий день... Письмо, которое прорывается за пределами земной атмосферы и горизонта, и которое, наверно, останется звучать в эфире, запечатанное навсегда, подобно Слову, которое было в Начале... Это наш ответ. Единственное, нетленное и самое главное, что останется от нашей жизни... В конце концов. И благословенны те, кто его пишет, день за днем, и умеют с чувством чувствовать, и могут его прочитать... С Богом. Алёша был уверен - это самая большая привилегия космонавтов.




... Такими были его мысли и эмоции в его первый день в Космосе. После него последовало еще много долгих дней и ночей, которые чередовались почти беспамятно, одинаковые, не отличающиеся друг от друга чем-то особенным, среди всегда одной и той же, вездесущей и, казалось бы, неизменной чернильной темноты Вселенной. В этой нитке из бесчисленных секунд, минут и часов, проведенных в полном одиночестве, он неустанно и почти постоянно говорил сам с собой (а с кем еще?), усовершенствовал свой ум и душу, философствовал молча обо всем... И часто ему снились сны. На самом деле, единственно в своих снах он не был один... Сон был его единственным выходом, его бегством и спасением от полного одиночества в Космосе. Иногда ему снилось что-то из прошлого, а иногда - нереальные истории, альтернативы его настоящей жизни...
Спрашиваете, о чем он думал?
Например, о том, что человеку легче любить людей, когда он находится далеко от них. Когда видит их в свете расстояния, далеко от ежедневия, и его, иногда, уродливых картин... Да, теперь все люди были ему близки – он чувствовал их своими родными братьями и сестрами. Ему, “потерявшемуся” в Космосе, витающему в первозданной холодной и безвоздушной вселенной, где царствовал только вакуум. Как и расстояния, измеряемые в световых годах... Он и раньше любил людей, но теперь чувствовал какую-то особую нежность к ним, трудно объяснимую словами, и наполненную грустью и глубиной... Даже не чувствовал себя таким одиноким, когда думал обо всех тех миллионах или миллиардах людей в мире, которые жили не менее одиноко, чем он сам, привязанные к своим домам какой-то болезнью, отчаянием, страхом или слишком большой потерей и горем, закрытые в четырех стенах, иногда даже по своей воле, как он был заперт в своем космическом корабле...
Ему было горько, когда думал, сколько ужасно одиноких людях на свете, внизу, на Земле, хотя они могли бы выйти, погулять на солнце и встретить за углом улицы друзей, в отличие от него... Но некоторые из них, наверное, никогда не делали этого. И робко жили в одиночестве и изоляции среди миллиардов людей, среди своих многочисленных соседей и братьев по судьбе...
И вот однажды, думая обо всем этом, он сел за бортовой компьютер, на этот раз не для технической работы, а написать следующие несколько строк:

Каждый из нас
сам нес,
и всегда будет нести
свой собственный крест
и свои раны.
Это общее
между всеми нами:
рожденные на этой Земле,
и несущие крест
своего одиночества.
Которое разделяют...
Потому что каждый
в своем одиночестве
один.
Но в нем,
все мы,
все-таки, вместе…

Он назвал свое стихотворение “Одинокие острова”.
А потом он думал о собственном чудесном пути. Он был в утробе своей матери, дышал через нее, рос и развивался под ее сердцем, слышал ее пульс и успокаивался его ритмом... Потом появился на белый свет, сливался телом с любовью с другим человеком, с девушкой, которую всегда будет любить всем сердцем. А теперь... Теперь он “парил” так одиноко среди необозримой, темной и мистической бесконечности – как будто снова был младенцем, но в другой, очень отличной утробе... В утробе Вселенной. Настолько различной от теплой и уютной утробы матери... Действительно, странная судьба.


Автор: Кристина Митева 
Превод от български на руски: Кирил Кирилов
Редактор на превода: Татяна Чухацкая-Кирилова

Няма коментари:

Публикуване на коментар